Четверг, 24 Июня 2021, 02:46
Приветствую Вас Странник | RSS

www.sandrianoff.ru - Картинки, Анекдоты, Видео, Новинки кино, Онлайн-кино, Онлайн-ТВ, Игры - всё бесплатно! - www.sandrianoff.ru
Главная » 2021 » Май » 30 » Байки из сети


00:00
Байки из сети
Байки из сети

Байки из сети



Короткое замыкание

Где-то на бескрайних просторах России, на одной из многочисленных высоковольтной подстанций за день за днем по нескольку раз срабатывала защита по короткому замыканию «фаза-земля» на линии электропередачи. Аварийная бригада выезжала после каждого раза на линию и ничего не находила. И так в течение нескольких дней. Пока на подозрительном участке в районе дачного поселка не обнаружили причину аварий.
Один местный « Кулибин» нашел оригинальный способ борьбы с пеньками, оставшимися после вырубки леса. Обвязывал пень толстым проводом, поливал все это дело водой с солью, а другой конец провода привязывал к кирпичу и... правильно - закидывал на одну из фаз линии электропередачи.
Эффект потрясающий! Пенек взрывался, а на подстанции опять выбивало защиту по короткому замыканию. Что было дальше с « Кулибиным», история умалчивает, но предполагается, что бригада оторвалась на нем по полной.



Неудавшаяся шутка

На Потсдамской конференции, начавшейся 17 июля 1945 года, Президенту США не терпелось дать понять Сталину, какой козырь теперь зажат у него в кулаке. Выждав три дня, во время которых он тщательно обдумывал, как и что сообщить генералиссимусу об атомной бомбе, Трумэн решил сделать это, не вдаваясь в подробности, а ограничившись замечаниями самого общего характера. Черчилль, со своей стороны, посоветовал облечь информацию об атомной бомбе в гротескную форму или преподнести вслед за рассказом какого-либо анекдота.
По окончании пленарного заседания президент и премьер, широко улыбаясь, подошли к советскому лидеру и в игривой форме предложили ему выслушать содержание их снов, которые они якобы видели накануне ночью.
- Вы знаете, господин генералиссимус - начал Черчилль, которому отводилась роль запевалы - сегодня ночью мне приснился сон, что я стал властелином мира!
- А мне, господин Сталин - подхватил тему Трумэн - приснилось, что я стал властелином Вселенной!
Сталин, почувствовав подвох, не спешил с ответом. Внимательно оглядев с ног до головы шутников, а именно так смотрит учитель на нашкодивших учеников, он пару раз пыхнул своей неизменной трубкой и раздельно произнес:
- Вот как? А мне сегодня ночью приснилось, что мы на Политбюро не утвердили ни вас, господин Черчилль, ни вас, господин Трумэн!
Трумэн понял, что затея с шуткой провалилась и скороговоркой сообщил, что Соединенные Штаты создали новое оружие «необыкновенной разрушительной силы». И хотя фраза была брошена Трумэном мимоходом, все участники спектакля - Черчилль, государственный секретарь США, министр иностранных дел Бирис и американский президент - пристально наблюдали за реакцией Сталина. Тот пожал плечами и, сохраняя полное спокойствие, проследовал в свои апартаменты.
Устроители неудавшегося шоу пришли к заключению, что Сталин просто не понял значения сказанного. Трумэн был явно в растерянности. Его обескуражило, что первая попытка атомного шантажа не достигла цели, потому что в последующие дни советская делегация и сам Сталин вели себя так, будто бы ничего не произошло.
На самом же деле, вернувшись в свой рабочий кабинет, Сталин тут же связался с Курчатовым и коротко сказал:
- Немедленно ускорьте нашу работу!


Заботливые и отзывчивые

Примерно пару месяцев назад ехал на работу в автобусе, рядом подсел мужичок пьяньчушного вида. Я сижу, слушаю музыку, чувствую, он меня локтем в бок пихает и из пакета достает бутылку водки. Я понимаю, что сейчас он спросит и, не снимая наушник, отрицательно киваю головой, мол, пить не буду. Недолго думая, он открывает бутылку и опустошает четверть содержимого прямо из горла. Потом достает из того же пакета беляш и предлагает мне. Именно в этот момент я понял, какие же наши пьянчужки самые заботливые и отзывчивые в мире.



Чудак на букву «М», верблюд и горчица

Знакомый рассказал. Работал он на строительстве газопровода в одной из среднеазиатских республик - дело было в начале восьмидесятых годов. Жили в вагончиках, магазин вагон, столовая вагон. То есть вагончики стоят по периметру, а внутри двор. Ну а во дворе вся строительная техника. Так вот лето, жара, все окна открыты, ну и повадился к ним во время обеда в столовую верблюд. Засунет голову в окно и ждет подачки, а мужикам что, не жалко, кто хлеба остатки отдаст, кто еще что, говорят что он даже мясо жрал. Как всегда нашелся один чудак на букву «М», который на кусок хлеба намазал толстый слой горчицы и угостил этим хлебом верблюда. Верблюд съел, затем громко вскрикнул и в галоп помчался по двору. В это время во дворе тракторист нес два ведра солярки. Подлетает верблюд, залпом выпивает первое, а затем и второе ведро солярки прямо из рук удивленного тракториста и успокоившись тихонько уходит со двора. Так тракторист чуть не поседел. Все это ребята наблюдали из окна столовой. Пришлось тракториста отпаивать, не, не соляркой, водкой. А верблюд ничего, только шерсть блестеть стала.


Тупые или законопослушные...

Намедни по местному телеканалу показывали фильм «День независимости». Многие его видели и, наверно, не раз. Один момент в фильме заставляет задуматься - американцы действительно тупые или такие законопослушные, что даже в фантастическом фильме ни-ни, в смысле не нарушают законов? Инопланетяне над Вашингтоном, в городе паника и неразбериха. Народ покидает город. Люди идут пешком, машины стоят в громадной пробке. На полосах, ведущих из города. А рядом полосы, ведущие в город, абсолютно пустые!



Крылья, ноги... Голова!

Наверное многие слышали про Кольскую сверхглубокую скважину, самую глубокую в мире. Но это была не единственная сверхглубокая скважина в Союзе, их было около десятка. В стройотряде от института мы работали на Ямале, неподалеку от одной из них, Тюменской. Было грешно не воспользоваться такой ситуацией, и мы с приятелем заехали на буровую. И попали на самый интересный момент - подъем керна с глубины около шести километров. Для тех кто не знает - керн это столб породы толщиной со стакан и длиной несколько метров, который при бурении входит внутрь трубки - керноприемника, в котором и поднимается на поверхность.
Шла последняя стадия подъема. На бетонном полу буровой лежали приготовленные носилки с отделениями для последовательной укладки керна, возле которых стояли пожилой профессор и аспирант, с горящими от возбуждения и нетерпения глазами. Первый раз в этом регионе с такой глубины поднимали горную породу, которая миллионы, а то и миллиарды лет находилась в нетронутом состоянии. Наконец достали керноприемник и осторожно положили его на пол. У профессора аж руки затряслись от нетерпения. К керноприемнику неторопливо подошел невысокий помощник бурильщика, взял гаечный ключ длиной с метр и зевом размером с раскрытую ладошку, вставил в прорезь на конце керноприемника и попытался открутить муфту, которая удерживала керн внутри. Не получилось. Тогда он вставил в гаечный ключ двухметровую трубу в качестве рычага и потянул за нее. Не поддалось. Помощник бурильщика поджал ноги, повис на конце трубы и начал подпрыгивать, пытаясь отвернуть муфту всей массой. Не вышло, муфта была как приваренная. На профессора было больно смотреть.
За этими махинациями наблюдал второй помощник бурильщика, здоровенный детина под два метра ростом и весом в полтора центнера. Он подошел к ключу, вежливо отодвинул ладошкой коллегу и взялся за трубку. «Ну, у этого-то точно должно получиться!» - сказал приятель. Здоровяк вынул ключ из прорези, вставил его в другую, в десяти сантиметрах от первой прорези, и легко, одним движением руки, провернул муфту. Проблема была вовсе не в недостатке массе. Это была наглядная иллюстрация того, насколько голова важнее физической силы.


Верхом на псине

Работаю в полиции и вот как-то раз выехали на задержание особо опасных, взяли с собой кучу народу. Даже одного кинолога с овчаркой прихватили. Звоним значит в дверь, им открывают. Собака, видимо, почувствовала начало экшна и рванула вперед всех участников операции. Дорогу ей преграждал только тучный участковый Женя с соседнего района. Здоровенная псина пролезла у него между ног и бросилась в квартиру. От неожиданности участковый сел на спину овчарке. Так они и въехали в притон. Участковый, размахивая табельным оружием и издавая истошные матерные вопли, верхом на бесстрашной псине. Я раньше никогда не видел, как рыдают особо опасные. Даже наручники не пригодились.


Самозванец

Двор этого маленького домика никогда не видел столько народу, людей собралось как на очень богатой свадьбе - это бабушка Араксия - старейшая жительница поселка, дожила до своего сотого дня рождения. Внуки, правнуки, праправнуки, соседи, со вчерашнего дня шинковали горы салатов и обустраивали столы и навесы. Народ съехался со всей Армении, даже Париж и Лос-Анджелес не остались в стороне, выделили пару семей. Несмотря на то что именинница родилась еще до революции, она до сих пор вполне сохранила крепость духа и ясность мысли, даже со своим нехитрым хозяйством справляется. После смерти мужа живет одна, в город ехать не хочет. Друзья-соседи помогают, правнуки набегами появляются, так и живет, не жалуется.
Имениннице налили вина в маленькую довоенную рюмочку и попросили произнести первый тост. Все замолчали.
Бабушка Араксия встала, кашлянула, чтобы себя подбодрить и начала:
- Дорогие мои и любимые, я очень рада, что не забыли вы старую бабушку, отложили дела и приехали ко мне на день рождения. Мне очень, очень приятно. Хоть всех правнуков увидела своими глазами, а не только на фотографии. Теперь и умереть не жаль... тише, тише, не собираюсь я еще умирать, не думайте. Но первый тост, вы все меня извините, я хочу сказать за здоровье нашего врача скорой помощи - Аванеса Гургеновича, который двадцать лет тому назад не дал мне умереть, когда я очень сильно болела. С того света достал. Почти каждый день сюда по нашим ямам ездил, выхаживал меня - старую бабку, жаль, что его сегодня нет за этим столом. Если бы не он, то и меня давно бы не было. Говорят, что он давно живет в Ереване, надеюсь, что там он стал самым главным городским врачом, дай бог ему здоровья, всегда свечку за него в церкви ставлю. Какой же хороший доктор, добрый, внимательный, тут многие должны помнить его.
За столами закивали в подтверждение бабушкиных слов. Она еще что-то говорила про незабвенного Аванеса Гургеновича, а в это время, несколько человек, сидящих за самым дальним столом, игриво подмигнули седому почтальону Левону.
Когда-то давным-давно, на излете «перестройки», вся Армения погрузилась во мрак, оружейную стрельбу и дикую нищету. Чтобы вызвать скорую помощь, нужно было заплатить и заплатить не просто деньгами, а самым дорогим, что было на ту пору - канистрой бензина. Без этого врачи вообще на вызов не ехали.
Тут, как на зло, серьезно заболела бабушка Араксия, а во всей деревне ни капли бензина. Делать было нечего, посовещались соседи, выбрали Левона, как самого высокого и представительного. Кто-то дал ему очки и белый халат жены, кто-то «слушалку» из детского набора доктора, а лицо закрыли марлевой повязкой, чтобы больная не узнала почтальона. Так в доме бабушки Араксии и появился врач скорой помощи Аванес Гургенович, с футляром из-под шуруповерта в руках. Он слушал больную игрушечным стетоскопом, понимающе кивал, давал советы и выписывал лекарства, которые нашлись в аптечках соседей.
Левон держал рюмку, внимательно слушал длинный тост именинницы, улыбался и незаметно вытирал глаза...


Трудности перевода

В тридцатые годы Анну Ахматову не печатали, поскольку она «проявляла мало интереса к подвигу рабочих и крестьян» и поэтессе приходилось зарабатывать на жизнь переводами. Переводы ей доверяли охотно, потому что советские издательства, как и все коллективы советской державы, должны были выполнять план. А самым трудным планом, стоявшим перед советским издательством, являлся план по переводу на русский язык рассказов, повестей и стихов писателей союзных республик. Как вы можете догадаться, в советской Киргизии, советской Молдавии и советском Таджикистане своих писателей и поэтов было мало, и не во всякий месяц набиралось достаточно материала, но Министерство культуры такие мелочи не заботили, поэтому нередко издательства проворачивали следующую штуку: писатель в Москве сочинял повесть, поэму, стихи, народный писатель условной Киргизии переводил ее на свой язык, затем творение издавалось в условном городе Фрунзе, а уж потом - в Москве, под видом отличного перевода с киргизского. Такое положение дел устраивало решительно всех.
Так вот. Однажды Анне Ахматовой поручили перевести на русский язык стихи белорусской поэтессы. Получив текст, великая поэтесса с удивлением поняла, что две трети ее стихов в сборнике это подражание Ахматовой. Причем стихи были невыносимо плохие. Перевод их на русский сделался мучительным вдвойне из-за родства двух славянских языков и невозможности в ряде случаев изменить первоначальную рифму - редактор бы просто заметил, что Ахматова вместо перевода написала свое. Промучившись три недели, Ахматова не выдержала и написала белорусской поэтессе письмо: «Милочка, меня безмерно тронули ваши стихи - я будто встретила множество старых добрых знакомых. Признаюсь честно - я даже потеряла сон. Прошу вас - не останавливайтесь на достигнутом и попробуйте в следующий раз сочинить подражание Лермонтову. Его сна своими стихами вы точно не нарушите».

Поделиться:

Просмотров: 314 | Добавил: Администратор
Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright:     © WWW.SANDRIANOFF.RU     2021 год
Хостинг от uCoz