Четверг, 11 Августа 2022, 14:49
Приветствую Вас Странник | RSS

www.sandrianoff.ru - Картинки, Анекдоты, Видео, Новинки кино, Онлайн-кино, Онлайн-ТВ, Игры - всё бесплатно! - www.sandrianoff.ru

Каталог статей

Главная » Статьи » Киноистории

Место встречи изменить нельзя - часть вторая
Место встречи изменить нельзя

Место встречи изменить нельзя
История создания фильма, факты и детали
часть вторая



Информация о авторах фильма:
Сценаристы: Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер
Режиссёр: Станислав Говорухин
Оператор: Леонид Бурлака
Художники: Валентин Гидулянов, Михаил Безчастнов
Композитор: Евгений Геворгян
В ролях: Владимир Высоцкий, Владимир Конкин, Сергей Юрский, Александр Белявский, Виктор Павлов, Армен Джигарханян, Зиновий Гердт, Наталья Фатеева, Леонид Куравлёв, Светлана Светличная, Евгений Евстигнеев, Екатерина Градова, Валерия Заклунная, Лариса Удовиченко, Евгений Шутов, Лев Перфилов, Александр Милютин, Андрей Градов, Наталья Данилова, Алексей Миронов, Всеволод Абдулов, Людмила Давыдова, Евгений Леонов-Гладышев, Нина Корниенко, Павел Махотин, Иван Бортник, Станислав Садальский, Владлен Паулус, Олег Савосин, Владимир Жариков, Юнона Карева, Николай Слесарев, Наталья Петрова, Нина Озорнина, Татьяна Ткач, Наталия Ченчик, Александр Абдулов, Наталья Крачковская, Валентин Кулик и другие.

О фильме:
Фильм снят по роману братьев Вайнеров «Эра милосердия».
Лето 1945 года. Отгремел салют Великой Победы и страна постепенно возвращается к мирной жизни. Из "огня да в полымя" попадает молоденький командир разведроты Володя Шарапов, придя по распределению в МУР, в отдел по борьбе с бандитизмом. В городе лютует банда "Чёрная кошка", наводя ужас на москвичей. В схватку с бандитами вступает капитан Глеб Жеглов, для которого Шарапов вскоре становится правой рукой.
Роль капитана Жеглова в этой картине - это одна из самых ярких работ в кино гениального Владимира Семёновича Высоцкого. Созданный им образ беспощадного борца с бандитами, настоящего героя послевоенного времени, бесподобен по своему реализму и эмоциональной насыщенности...

Кадры из фильма:















Трейлер к фильму:

Производство: Одесская киностудия   СССР   1979 год.

Рейтинг:






По сценарию предполагалось, что Высоцкий в каждой серии будет петь. Среди предлагавшихся песен были и «За тех, кто в МУРе», и «Песня о конце войны», и «Баллада о детстве» - Он очень хотел спеть несколько своих песен, - продолжает режиссер, - но я посчитал, что это разрушит образ и в картине появится уже не капитан Жеглов, а Высоцкий в роли капитана Жеглова. Володя обижался, мы ссорились. А однажды, когда я попросил его спеть в кадре песню Вертинского, он ответил, «если ты не хочешь, чтобы я спел свое, не буду петь и Вертинского».



Трудностей на съемках было немало. Когда снимали ночную милицейскую погоню, часть территории возле Большого театра была оцеплена, и все же иногда поклонницы прорывали ограждение. Как-то в перерыве съемочная группа услышала крик Володи. Бросились в темень и увидели Высоцкого, который пытался оторвать от себя молодую женщину: она вцепилась зубами в его кожаное пальто (видимо, от переизбытка чувств). Хорошо, что пальто было из прочной отечественной кожи.



Часть фильма снималась в Одессе, и Высоцкому приходилось по два-три раза в день летать в Москву на спектакль и обратно. Высоцкий не бросал театр. Милиция везла его в «Волге» с сиреной, а гримерша по дороге превращала Жеглова в Гамлета. А после спектакля, иногда и почтовым самолетом, рядом с кипой газет артист летел в Одессу на утреннюю съемку.



А.Вайнер: Одежду для своего героя выбирал на костюмерном складе Одесской киностудии сам Высоцкий вместе с нашим художником по костюмам Акимовой. Вещи подыскивали долго и очень тщательно. Неизбежные для середины 1940-х элементы военной формы: галифе, сапоги. А еще - пиджак, рубашка-апаш, джемпер в полоску... Примерно так одет знаменитый киногерой Аль Пачино в одном из фильмов, который очень нравился Володе...



...Создавая Жеглова, Высоцкий чуть ли не впервые, что называется, вырвался на волю. А вырвавшись, проявил невиданную на съемочной площадке волю творческого порядка. Он подсказывал другим исполнителям «характерность», он диктовал своим поведением в кадре ритм всего эпизода. А однажды, как рассказывают, в отсутствие режиссера, сам снял подряд кадры с «жестом» - тем жестом Жеглова, который, кажется, все помнят: большой палец, даже в воздухе - как на плоскости. Со стороны могло показаться - трюкач. Но монтажное распределение этих кадров дало определенный смысловой и пластический стержень не только роли, но и фильму в целом. Высоцкий ни разу не сделал этого жеста зря. Он точно определил моменты, когда именно этим жестом Жеглов коротко заявляет свою правоту и начало действий.



Вспоминает И. Бортник: «Как снималась сцена выхода из подвала? После спектакля "Павшие и живые” мы с Володей подъехали к месту съемки у Яузских ворот. Это недалеко, минуты две езды. Говорухин стоит мрачный, матерится. Не складывался эпизод: все выходят, бросают молча пистолеты, скучно, серо, однообразно... Станислав мне говорит: "Слушай, я тебя очень прошу, ну придумай что-нибудь”. А время уже поджимает. Мы пошли с Володей вниз, в подвал, переодеваться. И тут мне пришла в голову мысль... Это было для всех неожиданностью. На выходе из подвала я истерически запел блатную песню, стал костерить охранников, пинаться с ними... Ни Говорухин, ни Володя этого не ожидали. От неожиданности Володя даже вдруг потерял серьез, улыбнулся. А я настолько вошел в роль, что плюнул Жеглову в лицо. Он оторопел, утерся... А я уже вовсю попер на них: «Мусора, суки...». Но еще неадекватнее повели себя охранники. Надо сказать, что Говорухин нашел для этого эпизода настоящих милиционеров тех лет, давно уже вышедших на пенсию. Их переодели в послевоенную форму и привезли на съемку. И что с ними случилось! Они вроде понимают, что я актер, но внезапно произошло что-то такое в их сознании: а вдруг не актер? Вдруг настоящий уголовник? У них, вероятно, перед глазами все смешалось, и они стали меня бить, заламывать руки так, что я просто заорал от боли. И они кричат: «Ах ты, тварь паскудная, да мы тебя сейчас здесь же и задавим!»...



...В общем, скажу я вам, было страшновато. А зрители, собравшиеся за ограждением съемочной площадки, аплодировали нам. Конечно, все это потом вырезали, потому что в те времена кадры, в которых уголовник плюет в лицо «власти», не могли быть допущены до зрителя. Замминистра МВД Никитин, консультант фильма, сказал: «А это что за персонаж? Уберите. Не то, завтра в каждом дворе будет стоять по Промокашке». ...Жаргон весь убрали. «Малину» помните? Там сначала всех за столом показывают, потом каждого в отдельности. Потом бандиты уходят спать - и все. А у меня там еще целая игра была: приставал к пассии Горбатого, лез к ней, звал ее куда-то пьяным мычанием. Но актриса начинала откровенно смеяться, и ничего из этой сцены не получилось...»



Из воспоминаний С. Говорухина: «Книга Высоцкому тоже очень понравилась. Когда мы писали режиссерский сценарий, он приезжал к нам в Переделкино, принимал участие в работе. В частности, Володя придумал историю с фотографией Вари, приклеенной на дверь среди других фотографий, когда в сцене в подвале надо было дать Шарапову какой-то знак - указать дверь, ведущую к спасению».



Он давно подумывал о режиссуре. Хотелось на экране выразить свой взгляд на жизнь. Возможность подвернулась сама собой. Мне нужно было срочно уехать на фестиваль, и я с радостным облегчением уступил ему режиссерский жезл. Когда я вернулся, группа встретила меня словами: «Он нас измучил!»



Привыкших к долгому раскачиванию работников группы поначалу ошарашила его неслыханная требовательность. Обычно ведь как? «Почему не снимаем?» - «Тс-с, дайте настроиться. Режиссеру надо подумать». У Высоцкого камера начинала крутиться через несколько минут после того, как он входил в павильон. Объект, рассчитанный на неделю съемок, был «готов» за четыре дня. Он бы в мое отсутствие снял всю картину, если бы ему позволили.



Он, несущийся на своих конях к краю пропасти, не имел права терять ни минуты. На зато входил он в павильон абсолютно готовым к работе, всегда в добром настроении и заражал своей энергией и уверенностью всех участников съемки. По этой короткой пробе легко было представить его в роли режиссера большой картины.



Консультантом на фильме был заместитель министра МВД СССР генерал-лейтенант К. И. Никитин. Он просил, чтобы Жеглов хотя бы раз показался на экране в милицейской форме. Эту просьбу мне необходимо было выполнить, потому что за это я рассчитывал получить возможность оставить, к примеру, сцену, где Жеглов подбрасывает в карман Кирпичу кошелек, да и вообще предполагал, с какими огромными трудностями мы столкнемся при сдаче картины. Но Высоцкий был неумолим: - Нет, форму я не надену ни за что! Для него милиционер сталинских времен ассоциировался с теми людьми, которые творили то страшное беззаконие. Он столько был наслышан об этом и так больно это переживал, что все, что было связано с милицией, не переносил на дух. И тогда мне пришлось придумать ему сцену, где он стоит у зеркала в кителе и произносит примерно такой текст:
- Вот, Шарапов, моя домашняя одежда, вроде пижамы.
- Почему? - спрашивает Шарапов.
- Да потому что никогда не носил, да, наверное и носить не придется.



Из воспоминаний Л. Перфилова: «Почему легко было играть в этом фильме? Потому что Слава давал нам возможность по-импровизировать. Он иногда приходил и говорил: «Я не знаю, как это снимать. Давайте, попробуйте, ребята». И мы все начинали пробовать, предлагать ему чего-то такое, то есть он нас как бы разминал, разминал, разминал... А потом говорил: «А снимать, ребятки, будем вот так. Приготовились». Всегда спокойный такой...»



Из воспоминаний Л. Перфилова: «Первый раз режиссерская команда «Мотор!» на съемках сериала «Место встречи изменить нельзя» прозвучала в славном городе Одессе, в Парке культуры и отдыха… Из-за отсутствия вентиляции в бильярдной курить нельзя было, и нам периодически предоставляли пятнадцатиминутный перерыв. Выйдя на воздух в один из таких перерывов, я увидел стоящих неподалеку Марину Влади с какой-то женщиной.
Мы вежливо поздоровались, улыбнулись друг другу, и я, естественно, решил вернуться позвать Высоцкого. Но он появился в дверях сам, увидел Марину и, вместо того, чтобы броситься к ней, уйти вместе от посторонних глаз… затанцевал на крыльце бильярдной. Это был какой-то непонятный, сумбурный, радостный танец, похожий и на «цыганочку», и на «яблочко», с чечеткой, криками какими-то восторженными восклицаниями. Марина Влади улыбнулась. А я с любопытством ждал - что же дальше? А Высоцкий эффектно закончил танец, широко раскинул руки, засмеялся и... ушел в бильярдную. Марина Влади и ее спутница пошли к ближайшей скамейке, сели, о чем-то тихо заговорили...»



...Помните, Куравлёв с Высоцким играют в биллиард… Обаяние Куравлева действует безотказно, одна его улыбка дорогого стоит. Но режиссеру хотелось, чтобы он сыграл не просто обаятельного вора, а «вора в законе», с блатными повадками и соответствующим говорком. Куравлев, репетируя, необычно задвигался, необычно заговорил, изменил походку, «завыдрючивался»... Это было и смешно, и грустно, похоже и непохоже. И тут Высоцкий неожиданно для всех сымпровизировал. Он заговорил с такими точными блатными интонациями, выразительно задвигался... Он не прикидывался, не играл. Все рассмеялись, Л.Куравлев громче всех. - Можно снимать! - сказал он, - я готов. И сцена была снята на одном дыхании, сходу, по-деловому и весело. Два талантливых человека встретились в работе и остались довольны друг другом. Высоцкий был тем камертоном, сверяясь с которым, одни звучали в унисон, другие фальшивили...



В. Высоцкий: «По поводу картины «Место встречи изменить нельзя» я не буду давать интервью. И не потому, что мне нечего сказать... Этот фильм мы делали с друзьями, кланом. Я получил удовольствие от работы, не то чтобы удовольствие, а купался в некоторых моментах роли. И больше ничего не скажу».



Фильм был завершен в 1979 году и впервые показан на День милиции, собрав миллионные аудитории. Отмечалось, что во время его последующих показов снижался... расход коммунальной воды.



Но несмотря на всеобщее признание, сериал не получил наград. Лишь министр внутренних дел СССР вручил его создателям почетные грамоты. А за Жеглова Владимир Высоцкий посмертно удостоен Государственной премии СССР 1987 года.



На следующее утро после окончания съемок «Места встречи» в квартире братьев Вайнеров появился Высоцкий: - Знаете, братцы, о чем я подумал сегодня утром: вы не имеете никакого римского права бросать Жеглова. - А ты не мог подумать об этом днем, и дать нам поспать? - Не мог. Надо спешить. Авторы поняли это так: Высоцкий имеет в виду, что продолжение следует снимать по горячим следам. Но, похоже, Высоцкий чувствовал совсем другое, ведь он пришел не с отвлеченным предложением, а с хорошо разработанной сюжетной линией второго шестисерийного фильма «Место встречи». Он спешил. Через некоторое время на столе авторов сценария появилась папка, на которой значилось - «Эра милосердия. Продолжение». Увы, продолжение следует не всегда. В самый разгар работы пришла горестная весть: Владимира Семёновича Высоцкого не стало. Никакого другого Жеглова быть не могло. Эта папка больше никогда не открывалась, несмотря на многочисленные слухи о съёмках продолжения картины. Недавно Говорухин жестко обрубил разговоры на эту тему: «Жеглов умер, Шарапов стар, с кем и зачем продолжать?».








































Телевизионная программа «Тайны советского кино. Место встречи изменить нельзя»:

Режиссёры: Максим Володин, Владимир Гуськов
Производство: «Студия Ивана Усачева»; Телекомпания «ТВ Центр»   Россия  2012 год.




Источник: http://www.sandrianoff.ru
Рейтинг: 0.0/0

Категория: Киноистории | Добавил: Администратор (20 Ноября 2020) | Автор: www.sandrianoff.ru W
Просмотров: 54
Поделиться:

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright:     © WWW.SANDRIANOFF.RU     2022 год
Хостинг от uCoz